31 окт. 2007 г.

Живет такой парень...

Незабвенный Фрейд утверждал, что оговорки – это такой протест подсознания. То, что человек думал, но не собирался говорить вслух. С папой психоанализа согласятся все, кто был на одном из последних концертов Димы Билана, когда блондинка ведущая, пожирая глазами певца, объявила: «На сцене звезда российской поп-сцены Дима Еблан!» Подсознание бедняжке было просто уже не удержать.
Да, в оговорках по Фрейду есть своя сермяжная правда. Владимир Путин во время телемоста, говоря о том, что Россия наконец расплатилась с долгами, вдруг добавил: «И теперь мы никому не нужны». Сам удивился, подумал и поправился – «не должны». Первый вариант, безусловно, был ближе к истине.
И все ж таки Фрейду со своими размышлениями о «строгой цензуре сознания, через которое подсознание внезапно перескакивает, словно через ограду», повезло, что жил он не в наши времена. Взялся бы анализировать знаковые реплики современных политиков – и от его гладкой теории не осталось бы камня на камне.
Нет, пока бы херр Зигмунд работал с меткими оговорками Путина, у него бы все получилось. Такие примеры, как: «У нас страна огромных возможностей не только для преступников, но и для государства» или «То, как прошла избирательная кампания, избавило меня от главной необходимости – вводить в заблуждение массы населения» – легли бы в теорию рвущегося из души подсознания как родные.
Несколько озадачил бы Фрейда Черномырдин с его ко­ронным «надо же думать, что понимать». Но другой его перл – «у меня примерно два сына», породил бы новый свежий поток мыслей у родоначальника сексопатологии.
Даже речи батьки Лукашенко укладываются в прокрустово ложе оговорок по Фрейду. Цитаты «Конечно, вам решать, но будет так, как я сказал» и «Ради сохранения спокойствия в стране я готов пожертвовать собственным разумом!» обнажают самобытное батькино подсознание махом, до самых пяток. А уж фраза «Я обещаю, что к Новому году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца» надежно бы подперла собой сразу два учения Фрейда – об аутоэротизме и комплексе кастрации.
Но как только старина Фрейд взялся бы толковать тонкие душевные процессы, руководящие мыслями президента США Джорджа Буша, – он бы вошел в ступор. На поисках истинного смысла первого же бушевского ляпа – «У меня не аналитический склад ума. Вы в курсе, что я не трачу свое время, чтобы подумать о себе и о том, зачем я делаю то, что я делаю?» – Зигги обломал бы себе и зубы, и монокль. А ведь у Буша есть перлы и покруче: «Наши враги изобретательны, имеют большие возможности – и мы тоже. Они ищут способы навредить нашей стране и нашему народу – и мы тоже» и «Я главнокомандующий, понимаете? Мне не нужно объяснять, зачем и что я говорю. И это самый интересный момент в работе президента».
Даже по части половой идентификации у Буша – проблемы: до сих пор твердо не решил, кто он, мальчик – или наоборот. В 2004 году, представляя жену сенатора Ферста, Буш заявил: «Я хочу, чтобы вы поприветствовали ее: Карен такая же простая техасская девушка, как и я».
Неудивительно, что, не разобравшись с собой, Буш плохо ориентируется и в окружающем мире. На днях он похоронил Манделу. Выступая в Белом доме, президент США заявил: «Ирак испытывает сильную нужду в харизматичном народном лидере, каким был для ЮАР Нельсон Мандела. Я слышал, кто-то спросил: а где Мандела? Я отвечаю: Мандела мертв, потому что Саддам убил всех Мандел». Руководству Фонда Нельсона Манделы пришлось срочно заверять прессу, что Нельсон Мандела живее всех живых.
Месяц назад Буш перепутал Австралию с Австрией. И даже удивительно, что не с Африкой, которую американ­ский президент на голубом глазу упорно называет страной. Как же он изумился бы, узнав, что это все-таки континент. А что?! В истории Америки имелись прецеденты. Ведь сделал же в свое время Рональд Рейган эпохальное открытие, которым поделился с земляками: «Соотечественники, – сказал он, вернувшись из турне по Латинской Америке, – вы будете не только удивлены, но и поражены, узнав, что Латинская Америка – это не одна страна, а несколько».
Так что напрасно помощники президента пыхтят ночами, составляя для Буша перед каждым его турне пояснительные записки (я так думаю, в виде комиксов). Зря. Он их все равно не читает. Иначе не спровоцировал бы дипломатический скандал с Китаем, назвав республикой мятежный Тайвань. Не привел бы в шок английскую королеву, состарив ее в приветственной речи на двести лет. Не вызвал бы обвал иены, перепутав слова «дефляция» и «девальвация».
Можно до хрипоты спорить – какая именно из нижеследующих мыслей заставила бы Фрейда упасть на знаменитую красную кушетку и самому отдаться в руки психоаналитика. Вот эта: «Мы самая великодушная страна в мире. Мы очень великодушные. Я горжусь тем, что мы такие великодушные. Но, несмотря на наше великодушие, мы не должны хвастать своим великодушием»? Или вот эта: «Лора и я частенько вообще не замечаем, какие же толковые у нас дети, пока не получаем данные объективного анализа»?
Но факт остается фактом: именно на Буше фрейдистская теория подсознательных оговорок пробуксовывает. Логично: чтобы иметь подсознание, стоило бы обзавестись хоть мало-мальским сознанием...

Текст: Дмитрий Лычковский Иллюстрация: Айварс Вилипсонс

Комментариев нет: